.RU

Глава II. Пожизненное наследуемое владение: от Древнего Рима до наших дней

Глава II. Пожизненное наследуемое владение: от Древнего Рима до наших дней



2. Чиншевое право в дореволюционной России




Хотя закон и причислял чиншевое владение к недвижимому имуще­ству (п. 2 Приложения к ст. 1400 Устава гражданского судопроизводства), тем не менее 30 мая 1828 г. в интересах чиншевого населения было изда­но постановление, освободившее стороны сделки о чиншевом отчужде­нии от обязанности облечь ее в крепостную форму1. Ранее уже упомина­лось (касательно установления данного ius in re aliena), что для субъекта чиншевого права такой порядок оформления договора вместе с тем имел и существенный недостаток, поскольку отсутствие крепостных записей не давало ему возможности воспользоваться банковским кредитом. Правда, некоторые земельные банки предоставляли чиншевикам заемы под залог строений, воздвигнутых на участках, но в большинстве случаев эти по­пытки помочь владельцам оставались тщетными.

Чиншевик не был связан при продаже участка правом преимущест­венной купли хозяина, который имел лишь право на особую плату (лау-демию)2. Хотя по законам польским и литовским собственник имел лишь ius protimiseos при отчуждении чиншевой земли между живыми3, это по­ложение было проигнорировано судебной практикой после присоедине­ния данных территорий к России, не встречаются упоминания о необхо­димости соблюдения указанного правила и в разъяснениях Кассационного департамента правительствующего Сената;

4) чиншевик был вправе выкупить участок в собственность с 1889 г. при содействии Правительства по Положению от 9 июня 1886 г.;

5) он же имел право на вознаграждение от собственника за произве­денные на участке улучшения в случае расторжения договора соглашени­ем сторон.

Обязанности чиншевика:

1) не доводить участок до такого состояния, в котором он бы прино­сил доход в меньшем количестве, чем размер уплачиваемого с этой земли чинша;

2) отбывать все публичные подати и повинности, лежащие на позе­мельном имуществе, неисправность в уплате которых, однако, не уничто­жала чиншевого права;

3) извещать вотчинника об отчуждении вечночиншевого владения (несоблюдение этой обязанности, о чем уже упоминалось, не влекло не­действительности договора о передаче ius in re третьему лицу, но лишало правоприобретателя права залога);

1 КассоЛ.А. Русское поземельное право. М., 1906. С. 228.

2 См.: ГантповерЛ.В. О происхождении и сущности вечночиншевого владения. СПб., 1884. С. 4.

3 См.: Рембовскип А. История и значение чиншевого владения в Западном крае. С. 35.

108

4) уплачивать собственнику в надлежащее время определенный чинш, невнесение которого не влекло прекращения чиншевого права. В этом случае собственник мог требовать продажи чиншевого участка с публичных торгов1 и из вырученной суммы погашать свои недоимки. Но само вечночиншевое владение при этом не прекращалось, а лишь перехо­дило к новому лицу, победившему на торгах. Иной точки зрения придер­живался В.Д. Спасович, считавший, что «хозяин может удалить наемщи­ка, если он не уплачивает чинш»2, в обоснование чего автор ссылался на исторические аналогии с эмфитевзисом, а также на то, что уплата чинша -самая существенная обязанность, возникающая из договора о чиншевом владении, поэтому невозможность взыскания упомянутых сумм может затормозить развитие чиншевых отношений. С этим мнением нельзя со­гласиться, во-первых, потому, что чиншевое право произошло от эмфи-тевтического, но не было тождественно ему; во-вторых, законодатель в тот исторический период, напротив, был заинтересован в уничтожении чиншевого права, рассматривая его как институт, чуждый русскому граж­данскому праву; и наконец, в-третьих, такой взгляд не подтверждается судебной практикой и решениями Правительствующего Сената.

Возникает другой вопрос: могут ли стороны внести в договор усло­вие, что в случае неуплаты чинша в срок участок чиншевика перейдет обратно к вотчиннику, и не будет ли такое условие противоречить суще­ству самого вещного права, устанавливаемого сделкой?

Ответ на эту дилемму можно найти в решении Правительствующего Сената от 12 ноября 1885 г. по делу Завиши с Зелиным, в котором было разъяснено, что «в каждом договоре могут быть установлены не противо­речащие закону резолютивные условия, поэтому и условие о расторжении договора вечночиншевого владения на случай неуплаты чинша, как неза­прещенное законом, подлежит исполнению»3.

Чиншевая плата не находилась в каком-либо соответствии с произ­водительностью земельного участка и не могла быть уменьшена по тре­бованию чиншевика в тех случаях, когда пользование участком делалось стесненным или когда причинялся вред плодам земли непредвиденными обстоятельствами. Поэтому обычный чинш (как и римский канон) имел

1 См.: Краснокутскип В.А. Местное гражданское право губерний Прибалтийских и Привис-лянских. М., 1910. С. 118.

2 Спасович В.Д. Источники чиншевого права в Западной окраине империи в Саксонском Зерцале и его польских комментаторах. СПб., 1885. С. 35.

3 Цит. по: Решке Н.М. Очерк действующего в губерниях Царства Польского вечночиншево­го права // Журнал Министерства юстиции. 1900. № 6. С. 12.

109



Глава П. Пожизненное наследуемое владение: от Древнего Рима до наших дней

2. Чиншевое право в дореволюционной России




незначительный размер по сравненшо со средней ставкой арендной платы за пользование участком равной величины.

Изменение размера чинша было возможно в следующих случаях:

1) при наличии обоюдного согласия сторон чиншевого правоотно­шения;

2) по воле собственника или чиншевика, если они выговорили себе это право при заключении договора;

3) на основании судебного решения по спору о размере чиншевой платы. При доказанности существования самого чиншевого права на чиншевика ложилась обязанность доказать еще и обусловливающие это право обязанности, в том числе и точный размер чинша. Если собствен­ник отрицал указанную чиншевиком сумму, то бремя доказывания иного по величине (несомненно, в большую сторону) census'a переходило на вотчинника1. В результате этого в своем решении суд мог установить сумму, не совпадавшую с первоначально оговоренным чиншем;

4) в случае приращения к чиншевой земле. Тогда собственник полу­чал право требовать соразмерного увеличения чинша (решение IX Депар­тамента Сената № 488 за 1861 г.).

Чинш уплачивался деньгами, в натуральной форме, или одновремен­но имело место и то и другое. Неплатеж чинша, как уже отмечалось, давал собственнику лишь право на взыскание задолженности с чиншевика, но не вел к прекращению чиншевого отношения, если иное не было установ­лено договором.

В некоторых случаях чиншевое пользование предоставлялось за ка­кую-либо услугу или за единовременно внесенную сумму. При этом чин-шевики, носящие в этом случае название грациалистов, освобождались в дальнейшем от обязанности по уплате чинша и пользовались землей без­возмездно и бесповоротно2.

Если чиншевик обвинялся в неуплате чинша с давнего времени, то он должен был доказать, что платил его в течение последних трех лет. Этим презюмировалось, что он вносил чинш и раньше. Бремя доказывания про­тивного переходило на вотчинника. Думается, срок три года также поза­имствован из эмфитевтического права (хотя там он являлся основанием для изгнания эмфитевтора с участка).

И римский canon, и census имели характер вознаграждения, которое платил собственнику земли арендатор за предоставление ему права поль­зования чужой вещью. Таким образом, нормы о каноне и чинше во мно-

гом тождественны (за исключением, конечно, ответственности за их не­уплату), что еще раз свидетельствует в пользу теории о происхождении чиншевого права от эмфитевтического.

Правовое положение собственника земли



Будучи по сути кредитором чиншевика, вотчинник имел следующие права:

1) требовать несения чиншевиком публичных повинностей, лежащих

на земле;

2) давать согласие на отчуждение между живыми ius in re aliena, от­сутствие которого, впрочем, не влекло недействительности сделки, а по­рождало лишь обязательственные требования к прежнему чиншевику;

3) получать с владельца чинш в установленные сроки, требовать его увеличения в случае приращений к участку или при наличии иных осно­ваний, установленных договором;

4) освобождать контрагента вообще от уплаты чинша (так называе­мые «грациальные» отношения);

5) получать лаудемию при перемене в лице владельца чиншевого участка (кроме наследования);

6) расторгать договор в случае нарушения чиншевиком лежащих на нем обязанностей, если это особо оговорено при установлении чиншевого права.

И наконец, вотчинник мог обратить свое взыскание в случае просроч­ки платежей чиншевиком на само ius in re aliena, выкупив его с публичных торгов (в этом случае имела место consolidatio). Такая возможность упоми­нается в апелляционном деле № 5 III Департамента Сената за 1892 г.1

Основания прекращения вечночиншевого права



Основания прекращения вечночиншевого права вытекали из сущест­ва этого института как ius in re. Перечислим их:

1) целостное уничтожение предмета вещного права. Частичное унич­тожение не только не вело к прекращению чиншевого (как и эмфитевти-

1 См.: Боровиковский А.Л. Отчет судьи. Т. I. С. 26.

2 См.: Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. С. 382.

ПО

См.: Решке Н.М. Очерк действующего в губерниях Царства Польского вечночиншевого права // Журнал Министерства юстиции. 1900. № 6. С. 15.

111



Глава П. Пожизненное наследуемое владение; от Древнего Рима до наших дней



ческого) права, но и не служило основанием для пропорционального уменьшения чинша (как и канона);

2) принудительное отчуждение чиншевого участка на государствен­ные или общественные нужды. В этом случае чиншевик (а также и собст­венник) имели право на вознаграждение, распределяемое между ними соразмерно объему прав каждого из них;

3) соглашение сторон о расторжении договора об установлении дан­ного ius in re aliena (или о замене его на простую аренду);

4) смерть чиншевика, не оставившего после себя наследников (или в случае отказа всех наследников вступить в права);

5) дереликция, т.е. односторонний отказ чиншевика от своего права (для эмфитевзиса такое было невозможным);

6) консолидация, т.е. слияние прав собственника и чиншевика на стороне первого (чаще всего путем выкупа);

7) выкуп чиншевиком участка в собственность (confiisio). С 1886 по 1889 г. чиншевик был вправе сделать это, а позднее обязывался к выкупу при содействии правительства (на условиях Положения от 9 июня 1886 г.);

8) по инициативе собственника земли, если чиншевик нарушал усло­вия договора (однако такое последствие должно было быть прямо преду­смотрено при заключении сделки между сторонами).

Не могло произойти слияния прав на стороне чиншевика посредст­вом давностного владения (Указ II Департамента Сената от 24 февраля 1900 г. № 1142)'. Сам по себе неплатеж чинша, как бы долог он ни был, не мог рассматриваться как намерение чиншевика относиться к вещи как к своей собственности. Давностью погашались только чиншевые недоимки, она могла влиять на количество взыскиваемых с должника сумм, но сама обязанность уплаты чинша стояла вне ее действия2.

Подводя итог рассмотрению чиншевых отношений, отметим, что они явным образом происходят от эмфитевтических, хотя и не тождественны им. Кроме того, история возникновения этого института на территории Рос­сии доказывает его необыкновенную живучесть и приспособленность к на­шим условиям. Этот вывод находит свое подтверждение и в том факте, что проект Гражданского уложения Российской империи предусматривал воз­рождение чиншевого права под названием наследственного оброчного вла-

' См.: Тютрюмое КМ. Законы гражданские с разъяснениями Правительствующего Сената

и комментариями римских юристов. С. 355/ , 2 См.: Гантоеер Л.В. О происхождении и сущности вечночиншевого владения. С. 43—44.

112



3. Пожизненное наследуемое владение в современном ____________российском гражданском праве_______________



дения1. К сожаленшо, проект в этой части не успел получить силу закона из-за начала первой мировой войны, а после Октябрьской революции 1917г. решение этого вопроса на достаточно длительное время потеряло всякую актуальность.

3. Пожизненное наследуемое владение в современном российском гражданском праве



Пожизненное наследуемое владение в советском гражданском праве



Послереволюционное законодательство, начиная с Декрета «О зем­ле» 1917 г.2, объявило конфискацию всех помещичьих земель, отмену ча­стной собственности на землю и передачу ее во всенародное достояние, а в Положении о социалистическом землеустройстве 1919 г. (ст. I)3 и в Гражданском кодексе РСФСР 1922 г. (ст. 53)" вся земля была отнесена к объектам исключительно государственной собственности. Вместе с тем Кодекс 1922 г. выделил всего два вида прав на чужие вещи: право за­стройки и право залога, исключив таким образом из системы iura in re aliena сервитуты и институт, подобный эмфитевзису. Пользование чужой землей допускалось только в рамках простой аренды, а с 1928 г. все вни­мание законодателя было сосредоточено на охране прав колхозов и сов­хозов, получивших широкие права по хозяйственному использованию государственной земли5.

Не содержалось никаких упоминаний об ограниченных вещных пра­вах граждан на землю в Земельном кодексе РСФСР 1922 г.6, в Основах земельного законодательства Союза ССР и союзных республик 1968 г.7, Земельном кодексе РСФСР 1970 г.8, а также в Основах гражданского за-

' См.: Фрептаг-Лоринговен А.Л. Материальное право проекта Вотчинного устава. Т. I. Юрьев, 1914. С. 24.

2 Собрание узаконении РСФСР. 1917. № 1. Ст. 3.

3 Собрание узаконении РСФСР. 1919. № 4. Ст. 43.

4 Собрание узаконении РСФСР. 1922. № 71. Ст. 904.

3 См.: Иконицкая И.А. Право собственности на землю в Российской Федерации. М, 1993. С. 6.

6 Собрание узаконении РСФСР. 1922. № 68. Ст. 901.

7 Ведомости Верховного Совета СССР. 1968. № 51. Ст. 485.

8 Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1970. № 28. Ст. 581.

113



Глава II. Пожизненное наследуемое владение: от Древнего Рима до наших дней



конодательства Союза ССР и союзных республик 1961 г.1 и Гражданском кодексе РСФСР 1964 г2.

Правда, ст. 7 Основ земельного законодательства 1968 г. предусмат­ривала предоставление земли в пользование гражданам СССР, а в ст. 9 допускалась возможность бессрочного характера такого пользования. Следует ли из этого, что мы имеем дело с прототипом iura in re aliena? Думается, ответ может быть только отрицательным. Во-первых, право землепользования возникало на основе индивидуального правового акта о предоставлении земельного участка, изданного исполкомом соответст­вующего Совета народных депутатов (ст. 10 Основ), а переход земли, уже находящейся в пользовании, требовал изъятия участка у пользователя и повторения процедуры, установленной в ст. 10 Основ. Таким образом, возникновение и переход права землепользования осуществлялось в пуб­лично-правовом, а не договорном порядке. Во-вторых, пользование зем­лей было бесплатным (ст. 8) и не подпадало под действие норм наследст­венного права в случае смерти пользователя. В-третьих, думается, главное отличие состояло в том, что совершение любых сделок, в прямой или скрытой форме нарушающих право государственной собственности на землю, влекло их недействительность (ст. 50 Основ земельного законода­тельства), поскольку земля была исключена из гражданского оборота. Следовательно, невозможным было не только существование iura in re aliena, но и простая аренда земельного участка гражданином.

На основании изложенного можно сделать вывод, что бессрочное землепользование граждан по Основам земельного законодательства Союза ССР и союзных республик 1968 г. и Земельному кодексу РСФСР 1970 г. являлось публично-правовым, а не вещно-правовым институтом, принципиально отличным от римского эмфитевзиса и чиншевого права.

В период проведения политических и социально-экономических ре­форм в СССР, в конце 80-х - начале 90-х годов, был принят ряд законов, существенным образом изменивших порядок землепользования граждан.

Так, Основы законодательства Союза ССР и союзных республик об аренде (далее - Основы об аренде) от 23 ноября 1989 г.3 установили, что в аренду гражданам СССР могут быть предоставлены земля и другие при­родные ресурсы (ст. 3 и 5). Вместе с тем отношения аренды земли в этом нормативном акте имели некоторые особенные свойства, отличавшие их от традиционной аренды как института обязательственного права.

3. Пожизненное наследуемое владение в современном ______________российском гражданском праве



Во-первых, согласно ст. 4 Основ об аренде арендодателями земли являлись только соответствующие Советы народных депутатов, т.е. дого­вор о передаче участка в пользование носил в этой части публично-правовой характер.

Во-вторых, в ст. 12 Основ об аренде предусматривалось, что аренда земли и иных природных ресурсов должна носить, как правило, долго­срочный характер - от пяти лет и на более длительный срок. Вероятно, законодатель не преследовал здесь цели установить бессрочную аренду, а отсутствие в Основах предельного срока пользования землей объясняется тем, что этот вопрос вполне мог быть решен в гражданских и земельных кодексах союзных республик. Тем не менее, признак длительности (а тем более бессрочности) характерен в первую очередь для вещных, а не обя­зательственных прав.

В-третьих, арендатор имущества защищал свое право на имущество наравне с защитой, установленной для права собственности, в том числе виндикационньш и негаторным исками (п. 1 ст. 15 Основ об аренде), что также является свойством, присущим iura in re aliena.

Наконец, в-четвертых, арендодатель по своим долгам не отвечал имуществом, сданным в аренду (п. 2 ст. 15 Основ об аренде).

Таким образом, можно сказать, что долгосрочная аренда земли гра­жданами, предусмотренная в Основах об аренде от 23 ноября 1989 г., приобрела такие признаки (по порядку возникновения и защиты, а также сроку действия), которые не позволяют рассматривать ее исключительно в рамках обязательственного права, а скорее дают основания говорить о ней как о своеобразном гибриде ius in re aliena и простой аренды.

Наконец, впервые право пожизненного наследуемого владения зе­мельным участком было предусмотрено в ст. 5 и 20 Основ законодатель­ства Союза ССР и союзных республик о земле (далее - Основы о земле) от 28 февраля 1990 г.1, отменивших ранее действовавшие Основы земель­ного законодательства от 13 декабря 1968 г. Кроме того данный институт получил регламентацию в Законе СССР «О собственности в СССР» от 6 марта 1990 г.2, а также в Указе Президента СССР от 5 января 1991 г. № 1285 «О первоочередных задачах по реализации земельной реформы»3.

В Основах о земле 1990 г., в частности, было определено, что граж­дане СССР имеют право на пожизненное наследуемое владение землей, право на постоянное или временное, пользование землей, а также и на

1 Ведомости Верховного Совета СССР. 1961. № 50. Ст. 525.

2 Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1964. № 24. Ст. 406.

3 Ведомости Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР. 1989. № 25. Ст. 481.

114

' Ведомости Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР. 1990. № 10. Ст. 129.

2 Ведомости Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР. 1990. № 11. Ст. 164.

3 Ведомости Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР. 1991. №2. Ст. 58.

115



Глава II. Пожизненное наследуемое владение: от Древнего Рима до наших дней



временное пользование на условиях аренды земли (ч. 1 ст. 5, ч.1 ст. 6, ч. 1 ст. 7).

Подробнее остановимся на первом из перечисленных прав. Субъект права пожизненного наследуемого владения имел

следующие возможно­

сти

(ст. 16 Основ о земле):

1) самостоятельно хозяйствовать на земле;

2) приобретать в собственность произведенную продукцию и доходы от ее реализации;

3) использовать общераспространенные полезные ископаемые, торф, лесные угодья и водные объекты;

4) возводить строения и сооружения на участке;

5) приобретать собственность на посевы и посадки сельскохозяйст­венных культур;

6) передавать право владения по наследству. Здесь следует добавить, что переход владения при жизни его субъекта также был возможен, по­скольку в ст. 10 Основ о земле предусматривалось, что переход права собственности на строение, находящееся на чужой земле, влечет передачу и права владения или пользования земельным участком приобретателю постройки. Следовательно, принцип римского права superficies solo cedit в данном случае не действовал. Напротив, земельный участок рассматри­вался как принадлежность к главной вещи (возведенной на нем построй­ке) и потому при всяком отчуждении следовал ее судьбе.

Другим исключением было право землевладельца, ведущего кресть­янское хозяйство, в случае потери трудоспособности или достижения пен­сионного возраста передать владение земельным участком одному из чле­нов семьи, ведущему вместе с ним крестьянское хозяйство (ч. 7 ст. 25 Ос­нов);

7) отказаться от своего права (ст. 9 Основ);

8) наконец, субъект пожизненного наследуемого владения для защи­ты своего права пользовался виндикационным и негаторным исками как против третьих лиц, так и против собственника земли (согласно ч. 4 ст. 32 Закона СССР «О собственности в СССР»).

Таким образом, права землевладельца в целом были сходны с права­ми эмфитевтора. Но имелись и некоторые различия:

а) эмфитевтор не имел права на недра, а землевладелец мог исполь­зовать общераспространенные полезные ископаемые;

б) эмфитевтор отчуждал свое право при жизни, а землевладелец был лишен такой возможности (за исключением ранее упомянутых случаев);

3. Пожизненное наследуемое владение в современном российском гражданском праве



в) землевладелец не имел права заложить участок в отличие от эмфи­тевтора;

г) эмфитевтор в отличие от владельца не мог добровольно отказаться от земельного участка.

Землевладелец был обязан (ст. 17 Основ о земле):

1) эффективно использовать землю в соответствии с целевым назна­чением, повышать ее плодородие. Согласно ч. 1 ст. 20 Основ о земле уча­стки в пожизненное наследуемое владение предоставлялись как для про­изводственных (ведение крестьянского хозяйства, личного подсобного хозяйства, садоводство или животноводство, традиционные народные промыслы), так и для потребительских (строительство и обслуживание жилого дома, дачи, получение по наследству или приобретение жилого дома) нужд. Перечень оснований предоставления земли на таком праве мог быть дополнен республиканским законодательством;

2) осуществлять комплекс мероприятий по охране земли;

3) своевременно вносить земельный налог;

4) не нарушать права других землевладельцев и землепользователей.

Следовательно, владелец обязывался повышать плодородие участка, тогда как эмфитевтор ограничивался обязанностью лишь не портить ве­щи, а чиншевик вообще мог ухудшать участок до известного предела. Кроме того, и эмфитевтор, и чиншевик не были связаны целевым назна­чением земли. С другой стороны, землевладелец не платил канона собст­веннику земли и мог (подобно чиншевику) отказаться от земельного уча­стка, что было невозможным для emphyteuta.

Пожизненное наследуемое владение возникало в порядке, установ­ленном ст. 8 Основ о земле, согласно которой предоставление земли во владение и пользование осуществлялось в порядке ее отвода с последую­щей регистрацией и выдачей государственного акта. Значит, возникнове­ние владения происходило не на договорной, а на публично-правовой ос­нове. Иных случаев установления наследуемого владения (договор, дав­ность, судебное решение, легат) Основы о земле не допускали.

Право владения прекращалось, когда имели место следующие ос­нования (ст. 9 Основ о земле):

1) добровольный отказ от земли;

2) использование участка не по целевому назначению;

3) нерациональное использование земли, выраженное в снижении уровня урожайности ниже нормативного (по кадастровой оценке);

4) систематическое невнесение налога;


117




116





Глава П. Пожизненное наследуемое владение: отДревнего Рима до нашихлней



5) неиспользование в течение одного года земель сельскохозяйст­венного назначения, в течение двух лет - земель, предназначенных для несельскохозяйственного производства;

6) изъятие участка для государственных или общественных нужд.

Таким образом, основания уничтожения эмфитевзиса во многом сов­падали (за исключением пунктов 1, 2) с наследуемым владением. Кроме того, в Риме, как уже ранее указывалось, данное ius in re aliena прекраща­лось за нарушение правил об отчуждении, неуплату канона и в случае слияния прав собственника и emphyteuta, что не могло быть применено к анализируемому институту Основ о земле.

На основании изложенного следует сделать вывод, что пожизненное наследуемое владение было особым видом вещного права на землю, имевшим как некоторые сходные черты с эмфитевтическим и чиншевым правом, так и существенные отличия, важнейшие из которых выглядят следующим образом:

а) если главным основанием установления эмфитевзиса и чиншевого отношения являлся договор, то предоставление земли во владение осуще­ствлялось в порядке отвода Советами народных депутатов, т.е. на основа­нии публично-правового акта;

б) владелец не мог отчуждать свое право при жизни (за исключением некоторых случаев), a emphyteuta и чиншевик могли совершать любые сделки по отчуждению своего права;

в) землевладелец обязан был нести повинность по уплате только зе­мельного налога, а эмфитевтор (чиншевик) платил еще и канон (чинш) собственнику участка;

г) землевладелец в отличие от упомянутых субъектов iura in re aliena обязан был повышать плодородие земли.

Основы о земле 1990 г. также упоминали (ч. 1 ст. 6) о праве постоян­ного пользования граждан землей, содержание которого было во многом сходно с правом пожизненного наследуемого владения.

Отличия же состояли в том, что, во-первых, земля в такое пользова­ние предоставлялась только для огородничества, сенокошения и выпаса скота (ст. 21, 22 Основ о земле); во-вторых, если землевладельцы имели право самостоятельно хозяйствовать на земле, то землепользователи мог­ли использовать землю только на условиях ее предоставления (ст. 17 Ос­нов о земле); в-третьих, землепользователи вправе были возводить на своих участках строения и сооружения «по согласованию с Советом на­родных депутатов, предоставившим землю в постоянное пользование», а землевладельцы осуществляли аналогичное право только по своему ус-

118



3. Пожизненное наследуемое владение в современном ______________российском гражданском праве



мотрению; в-четвертых, землепользователи в отличие от владельцев не были обязаны повышать плодородие переданных им земельных участков, и в этой части их положение совпадало с эмфитевтором и чиншевиком; в-пятых, право постоянного пользования было неотчуждаемым. Единствен­ная возможность перехода этого права устанавливалась в ст. 10 Основ о земле (при отчуждении недвижимости, находящейся на чужой земле). Наконец, в-шестых, субъектами данного права могли быть как граждане, так и юридические лица (ч.1 ст. 6 Основ о земле 1990 г.). Эта особенность, на наш взгляд, является принципиальной новеллой в современном граж­данском праве, поскольку ранее и в римском, и в русском дореволюцион­ном праве ограниченными вещными правами на землю могли обладать только физические, но не юридические лица.

Если пожизненное наследуемое владение можно признать родствен­ным эмфитевтическому праву, то иначе дело обстоит с правом постоянно­го пользования землей, которое, во-первых, было неотчуждаемым, а во-вторых, ограничивалось сроком жизни его субъекта. В этой части оно сходно с личными сервитутами. В то же время содержание этого права шире объема правомочий, принадлежащих сервитуарию, а его субъектами могли быть не только физические, но и юридические лица.

Думается, постоянное пользование - это особое ограниченное вещ­ное право, которое нельзя отнести ни к одному из видов iura in re, извест­ных римскому частному праву. Однако по объему правомочий его субъ­екта упомянутое право можно поместить между личными сервитутами (а именно ususfractus) и эмфитевтической арендой.

Пожизненное наследуемое владение землей в современной России



После издания общесоюзных законодательных актов, предусматри­вавших существование ограниченных вещных прав на землю, аналогич­ные законы были приняты и в РСФСР.

Так, упоминали право пожизненного наследуемого владения землей Закон РСФСР «О крестьянском (фермерском) хозяйстве» от 22 ноября 1990 г.1, Закон РСФСР «О земельной реформе» от 23 ноября 1990 г.2, Закон

1 Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1990. № 26. Ст. 324; 1991. № 1. Ст. 5.

2 Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1990. № 26. Ст. 327; 1991. 1. Ст. 4; Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и

119



Глава II. Пожизненное наследуемое владение: от Древнего Рима до наших дней

РСФСР «О собственности в РСФСР» от 24 декабря 1990 г.1, а наиболее под­робная регламентация данного института содержалась в Земельном кодексе РСФСР от 21 апреля 1991 г., Законом о введении в действие которого при­знавался утратившим силу прежний Земельный кодекс РСФСР 1970 г.2

Кроме того, право граждан на пожизненное наследуемое владение земельными участками было отражено в ст. 49 Основ гражданского зако­нодательства Союза ССР и республик от 31 мая 1991 г.3 а также во многих указах Президента РФ и постановлениях Правительства РФ.

Сравнивая правовое положение пожизненного владельца в общесо­юзном и российском законодательстве, следует отметить следующее:

во-первых, основанием установления анализируемого ius in re в обо­их случаях являлось решение о предоставлении земельного участка во владение, принятое местными Советами народных депутатов (ст. 13 Ос­нов законодательства Союза ССР и союзных республик о земле 1990 г.), а в России - соответствующими местными администрациями (ст. 30 Зе­мельного кодекса РСФСР 1991 г.); т.е. имел место внедоговорный (пуб­личный) порядок установления права пожизненного наследуемого владе­ния землей;

во-вторых, сравнивая права владельцев, можно отметить, что в це­лом они аналогичны (ст. 16 Основ о земле и ст. 52 Земельного кодекса РСФСР 1991 г.). Однако граждане, имеющие землю на праве пожизнен­ного наследуемого владения для ведения крестьянского хозяйства, вправе были (согласно подп. «д», «е», «з» п. 1 ст. 10 Закона РСФСР «О крестьян­ском (фермерском) хозяйстве») также обменять участок через местную администрацию, сдать его в аренду в случае временной нетрудоспособно­сти, призыва на службу в ряды Вооруженных Сил или при поступлении на учебу. В рамках общесоюзного законодательства лица, ведущие крестьян­ское хозяйство, этих дополнительных возможностей не имели;

в-третьих, рассматривая обязанности землевладельцев, следует заме­тить, что их перечни в Основах о земле (ч. 2 ст. 16) и в Земельном кодексе РСФСР (ст. 53) практически идентичны;

Верховного Совета Российской Федерации. 1992. № 34. Ст. 1966; 1992. № 50. Ст. 2962; 1993. №21. Ст. 748.

1 Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1990. № 30. Ст. 416.

2 Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1991. № 22. Ст. 768; Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Со­вета Российской Федерации. 1993. № 21. Ст. 748.

3 Ведомости Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР. 1991. № 26. Ст. 733.

120

3. Пожизненное наследуемое владение в современном ______________российском гражданском праве

в-четвертых, основания прекращения права пожизненного наследуе­мого владения в общесоюзном (ст. 9 Основ) и российском (ст. 39 Земель­ного кодекса РСФСР) законодательстве в целом были тождественны. Единственное отличие состояло в том, что в Земельном кодексе РСФСР прямо упоминалась как основание прекращения права владения смерть землевладельца (п. 13 ч. 1 ст. 39), хотя и не было указано, что это влечет упомянутое последствие только при отсутствии у умершего наследников или их отказе от принятия наследства. Кроме того, в Кодексе конкретизи­ровалось понятие систематичности неуплаты земельного налога, которая считалась таковой при продолжительности в два года и влекла уничтоже­ние права пожизненного наследуемого владения в случае непогашения задолженности в течение последующего года (п. 8ч. 1 ст. 39 Земельного кодекса).

Таким образом, пожизненное наследуемое владение граждан по Ос­новам о земле и Земельному кодексу РСФСР 1991 г. не имело сколько-нибудь значимых отличий, чего нельзя сказать о праве постоянного поль­зования землей, поскольку Земельный кодекс (ст. 12) предусматривал предоставление земельных участков в бессрочное (постоянное) пользова­ние только юридическим, но не физическим лицам.

В настоящее время нормативная база, регулировавшая права граждан на чужую землю, несколько уменьшилась, поскольку утратил силу с 1 ян­варя 1995 г. Закон РСФСР от 24 декабря 1990 г. «О собственности в РСФСР»1, признаны недействующими с 24 декабря 1993 г. Закон РСФСР «О земельной реформе», а также многие статьи Земельного кодекса РСФСР 1991 г. и Закона РСФСР от 22 ноября 1990 г. «О крестьянском (фермер­ском) хозяйстве» (согласно п.1 Указа Президента РФ от 24 декабря 1993 г. № 2287 «О приведении земельного законодательства Российской Федера­ции в соответствие с Конституцией Российской Федерации»)2.

Следует упомянуть и о том, что в соответствии с ч. 6 п. 3 Указа Пре­зидента РФ от 27 октября 1993 г. № 1767 «О регулировании земельных отношении и развитии аграрной реформы в России»3 граждане, получив­шие участки в пожизненное наследуемое владение или постоянное (бес­срочное) пользование, имеют право на их выкуп в собственность. Нако­нец, аналогичное право предоставлено землепользователям, ранее прива­тизировавшим здания, строения, сооружения, а также объекты незавер­шенного строительства, находящиеся на принадлежащих им на праве по-

1 Собрание законодательства Российской Федерации. 1994. № 32. Ст. 3302.

2 Собрание актов Президента и Правительства Российской Федерации. 1993. № 52. Ст. 5085. •" Собрание актов Президента и Правительства Российской Федерации. 1993. № 44. Ст. 4191.

121

Лекция
Лекция
Лекция
Лекция
Лекция
Лекция
Лекция
Лекция
Лекция
Лекция
Лекция
Лекция
Лекция
Лекция
Лекция
Лекция
Лекция
Лекция
Лекция
Лекция
Лекция
Лекция
Лекция
Лекция
Лекция
© 8712.ru
Образовательные документы для студентов.