.RU

Михаил Щукин Сказание о русском Герое Судьба и жизнь Александра Покрышкина


4. «Я – Покрышкин! Атакую...»


Над Кубанью стояло в эти весенние дни 1943 года чистое и ясное небо, ярко светило солнце. Сады – в зелени и белом цвету.

И на фоне этой природной красоты разворачивалось огромное сражение. Немцы, отрезанные от своих Керченским проливом, создали мощный плацдарм на Тамани, чтобы затем перейти в наступление и прорваться к Северному Кавказу, к нефтеносным районам. Особую роль гитлеровское командование отводило люфтваффе. Немецкая авиация, по замыслу командования, должна была подавить все живое на земле и в воздухе. На Кубань прибывали одна за другой авиаэскадры «Удет», «Мёльдерс», «Зеленое сердце»... Все они были укомплектованы опытнейшими фашистскими летчиками, имеющими боевой опыт, многие из них награждены Рыцарскими крестами. На боевых самолетах – эмблемы: черный кабан на белом поле, дьявол с луком и стрелой, красные, белые и желтые драконы, головы волков и чертей – словно вся нечисть собралась в одну армаду.

А по другую линию фронта встретить их готовились советские летчики. До невиданной воздушной схватки оставалось совсем немного времени. И вот уже в эфире прозвучал скороговоркой всегда спокойный голос:

– Я – Покрышкин! Атакую...

А дальше – «формула грозы»: высота, скорость, маневр, огонь! Удар по ведущему немецких бомбардировщиков наносится с минимального расстояния. «Аэрокобру» обдает дымом и огнем от горящего самолета противника. Товарищ Покрышкина, летчик Речкалов, сбивает еще один бомбардировщик. Начало положено!

После первых же боевых вылетов на «аэрокобре» Покрышкин приказывает спуск всего оружия – 37-мм пушки и пулеметов – переделать на одну гашетку. Но это – нарушение инструкции... Инструкцией воевать не будешь, возражает Покрышкин и стоит на своем. Он знал, что делает, он верил в свои силы. Получив пушечно-пулеметный залп самолет противника буквально разваливался в воздухе. Однополчане говорили: «Разве он стреляет? Он наваливается всем огнем, сжигает, как доменная печь!»

Семь дней беспрерывных, тяжелейших воздушных боев. Александр Покрышкин за эти дни сбил и подбил не менее 17 вражеских самолетов. Его награждают орденом Красного Знамени. Отважно воевали и друзья Покрышкина – Вадим Фадеев, Григорий Речкалов, Михаил Сутырин, Николай Искрин, Иван Савин, Андрей Труд, Аркадий Федоров, Владимир Бережной... Гвардейцы 16-го авиационного полка, словно былинные русские богатыри, насмерть стояли за родную землю.

В воздухе противоборствовали до тысячи самолетов с каждой из сторон. А участок фронта всего в 15 километров!

Вот как вспоминал об этом позднее очевидец: «И пошла рубка! Этого описать невозможно... Страх Божий. По всем полям горели факелы их и наших самолетов... Самолеты носились, как разъяренные осы, которым разрушили их гнездо. Страшный гул, молниеносное сближение в лобовой атаке, какой-то душераздирающий вой и свист моторов, стрельба из пушек и пулеметов, стремительность набора и потери высоты! Короткий, но жестокий бой, который проносится, как смерч».

Александр Иванович Покрышкин, выстроив свою систему ведения боя, получив, наконец-то, свободу в действиях, словно путы сбросил. Воевал храбро, хладнокровно...

«Юнкерсы» идут на станицу Крымская. В три эшелона! 81 самолет! А сверху, прикрывая их, «мессершмитты». «Соколиным ударом» Покрышкин идет на центральную девятку «Юнкерсов». Навстречу ему – огненный шквал. И все-таки Покрышкин, рассчитав буквально мгновения, прорывается к вражеским самолетам. Залп. Немецкий ведущий сбит. На выходе из атаки – еще один удар, по ведущему второй девятки. Бомбардировщик вспыхивает. Речкалов с товарищами сбивают еще трех. «Юнкерсы» сбрасывают бомбы и поворачивают обратно.

Но уже наваливается второй эшелон. Снова атака. Покрышкин сбивает еще два бомбардировщика. Яростно атакуют врага его товарищи. На земле – двенадцать столбов черного дыма. По радио поступает команда – вернуться к станице Крымской. И там, остатками боеприпасов, Покрышкин сбивает еще один «Юнкерс» – пятый за один бой!

Но 50 немецких бомбардировщиков упрямо рвутся к цели. И тогда следует команда:

– Я – Покрышкин! Всем сомкнуться, идем в психическую!

Советские самолеты пикируют на вражеские бомбардировщики и те, рассыпав строй, сбрасывают бомбы, не долетев до цели, и спасаются бегством... Фашисты знали, что в крайних обстоятельствах советские летчики могли пойти на таран.

Именно в воздушном сражении над Кубанью впервые прозвучало на волнах немецких радиостанций: «Внимание! Внимание! Покрышкин в воздухе!» Как свидетельствует один из военных историков, немцы во время войны только в трех случаях переходили в эфире на прямой текст: «Ахтунг, партизанен!» при нападении партизан, «Ахтунг, панцир», при прорыве танков, и «Ахтунг, Покрышкин!» Враги по достоинству оценили силу и мощь храброго сибиряка.

Над Кубанью взошла звезда славы Александра Покрышкина, который стал символом коренного перелома войны. Символом победы. Уже другая армия противостояла фашистскому нашествию. Армия, которая пережила горечь неудач и поражений, но выстояла и теперь, хорошо вооруженная, умеющая воевать била противника на земле и в воздухе.

В мае 1943 года Александру Ивановичу Покрышкину присвоено звание Героя Советского Союза. А в августе того же 1943 года ему присвоено звание дважды Героя Советского Союза. Он становится помощником командира полка, а затем командиром 9-й гвардейской истребительной авиадивизии.

Судьба распорядилась так, что наступать Александру Покрышкину пришлось по тем же самым местам, по которым он отступал в начале войны. О многом он передумал, когда видел перед собой знакомые места, вспоминал страшные дни сорок первого года. Теперь он возвращался на освобожденную землю, возвращался победителем.

5. Народный Герой


Люди старшего поколения помнят этот голос, неповторимый голос советского диктора Юрия Левитана, который с полным правом можно назвать голосом Великой Отечественной войны.

В один из августовских дней 1944 года Юрий Левитан объявил всей стране:

– «Указ Президиума Верховного Совета СССР

О награждении Героя Советского Союза гвардии полковника

Покрышкина Александра Ивановича

третьей медалью «Золотая Звезда»

За образцовое выполнение боевых заданий Командования и геройские подвиги на фронте борьбы с немецкими захватчиками, дающие право на получение звания Героя Советского Союза, наградить Героя Советского Союза Гвардии полковника Покрышкина Александра Ивановича третьей медалью «Золотая Звезда» и в ознаменование его геройских подвигов соорудить бронзовый бюст с изображением награжденного и соответствующей надписью, установить на постаменте в виде колонны в Москве при Дворце Советов.
Председатель Президиума Верховного Совета СССР

М. Калинин

Секретарь Президиума Верховного Совета СССР

А. Горкин


Москва. Кремль. 19 августа 1944 г.»

Он стал первым трижды Героем во время войны. Прославленный летчик Иван Никитович Кожедуб и даже сам Георгий Константинович Жуков получили это высокое звание уже после Победы.

На черно-белых кадрах кинохроники того времени запечатлена сцена вручения третьей Звезды Героя в Кремле. Все происходит строго, торжественно и вдруг кинокамера выхватывает, уже после награждения, крупным планом Александра Ивановича: обернувшись к кому-то, он смущенно улыбается, застегивая гимнастерку, к которой только что была прикреплена третья Звезда. И столько в этой улыбке душевной открытости, столько доброты и внутренней силы, и при всем при этом, смущения, что открывается, без слов, вся духовная красота и чистота этого человека, настоящего народного Героя, каким он и был по своей сути.

История России еще с давних-давних времен наглядно убеждает: в годину тяжких испытаний герои выходят из самой народной гущи, словно сама нация, сопротивляясь врагу, выдвигает вчера еще никому неизвестных людей, чтобы выстоять в кровавом противостоянии. Именно такими героями были Ослябя и Пересвет на Куликовом поле, Денис Давыдов в Отечественной войне 1812 года, атаман Платов и генерал Брусилов... Из этой же когорты русских героев, беззаветных защитников своей Родины, и Александр Иванович Покрышкин. Наш самый прославленный земляк, новосибирец.

Известие о присвоении Александру Покрышкину третьей звезды Героя родной Новосибирск встретил всенародным ликованием. Люди стояли у репродукторов, слушали голос Левитана и несказанно радовались: наш! Покрышкин! Трижды Герой! Первый в стране!

Первый секретарь Новосибирского обкома партии Михаил Васильевич Кулагин, незаурядный и умный человек, наверное, сердцем почувствовал, сколь необходим Покрышкин в родном городе, сколь нужен он подросткам, стоящим на деревянных ящиках у станков, сколь нужен он старикам и женщинам с исплаканными глазами, сколь нужен он всем – как символ близкой уже Победы. И Кулагин обращается к командованию Военно-воздушных сил с просьбой: отпустите Героя, хотя бы на несколько дней, в Новосибирск.

К этой просьбе отнеслись со вниманием.

И вот на специальном самолете, в непривычном качестве пассажира, Александр Иванович летит домой, в родной город.

Журналист Юрий Жуков, летевший в том же самолете и видевший, как вел себя Александр Иванович на подлете к Новосибирску, оставил нам следующее свидетельство: «Полковник заволновался, как школьник. Он прижался к стеклу, снял фуражку и пристально стал всматриваться в контуры огромного сибирского города. Тучи, надоедливо тащившиеся над землей от самого Урала, раздались, мелькнула синева, золото солнечных лучей пролилось на мокрые проспекты...»

Встреча Александра Ивановича Покрышкина на родной земле вылилась во всенародное ликование. Пожалуй, никогда и никого за всю свою более чем столетнюю историю не встречал наш город с такой любовью. Чтобы читатель убедился в этом, приведем, дословно, две публикации из газеты «Советская Сибирь», которые очень точно передают атмосферу тех дней.


Любовь народа


Заслоняя рукой глаза, люди с тревогой смотрели на небо. В серой пелене облаков они искали синий просвет.

Стояли рядом токарь завода им. Чкалова, слесарь Сибметаллстроя, швея, инженер, летчик. Все всматривались в небо, все ждали. И улыбка радости стирала усталость дня.

Алеют знамена, полученные за самоотверженный труд. В огрубевших от работы руках девушек – цветы.

Вдруг по рядам демонстрантов проходит волнение. На аэродром приехала семья героя. Вот идет маленькая пожилая женщина. Долгие годы забот и волнений острыми морщинками легли на ее лицо. Это его мать.

Рядом с Аксиньей Степановной – жена летчика, боевая подруга Мария Кузьминишна, сестра Мария Ивановна. Вместе со всеми новосибирцами они ждут дорогого гостя.

Со стороны города вырывается звено истребителей и с ревом проносится над аэродромом.

– Идет, идет, – показывая на небо, кричат люди.

Словно огромная птица, распластавшись в неожиданно просветлевшем небе, в сопровождении почетного караула истребителей шел самолет.

Все ниже, ниже...

Все бросились к приземлившейся машине. Необыкновенное волнение охватило людей. Каждый старался ближе подойти к дорогому гостю.

Семь лет не был Александр Покрышкин в родном городе. За эти годы он стал народным Героем. Но для старой матери он по-прежнему остался Сашей, сыном.

Быстрым шагом идет летчик навстречу ожидающим.

– Родные, – говорит он, горячо обнимая мать, жену, сестру.

И чувствуется, как у этого сильного человека дрожит голос.

Десятки рук протягиваются к летчику, он пожимает их. Совсем незнакомые люди целуют Александра Покрышкина, как самого родного человека. Наперебой отовсюду несутся приветствия.

Окруженный народом, Герой Советского Союза идет к импровизированной трибуне, Здесь же, на аэродроме, почти стихийно открывается митинг.

– От имени трудящихся нашего города, от имени земляков прими, дорогой Александр Иванович, горячий, искренний привет, – говорит председатель горисполкома тов. Хайновский. – Для нас с вами, товарищи, сегодня знаменательный день. Отметим же его достойно. Вставайте на фронтовые вахты в честь дорогого гостя, трижды Героя Советского Союза Александра Ивановича Покрышкина.

Когда-то Александр Иванович работал на Сибметаллстрое. И вот от имени старых товарищей с приветственным словом выступает начальник цеха тов. Бовтручук:

– Десять лет тому назад ушел от нас Александр Покрышкин, чтобы овладеть летным искусством, а когда потребует Родина – встать на защиту ее священной земли. В боях с врагом Александр показал беспримерное мужество и отвагу. От имени трудящихся Сибметаллстроя прими мое приветствие, дорогой товарищ.

От имени Военно-воздушных сил Сибирского военного округа поздравил героя с приездом на родину генерал-лейтенант Шелухин.

С глубоким волнением начал ответное слово Александр Иванович Покрышкин.

– Товарищи! Дорогие земляки! От всего сердца благодарю вас за горячую встречу. Благодарю всех вас за боевые самолеты, купленные на ваши сбережения и переданные мне. Боевые дела сибиряков-фронтовиков известны всей стране. Но и вы в тылу умеете самоотверженно работать на дело победы. Слава великому советскому народу! Слава нашему великому Сталину!

Гремит гимн Советского Союза, гимн воли, мужества, славы.

Митинг заканчивается выступлением секретаря обкома ВКП(б) тов. Кулагина.

От имени большевиков и всех трудящихся области он приветствует дорогого земляка, верного сына Сибири и призывает собравшихся новыми трудовыми подвигами, фронтовыми вахтами отметить этот знаменательный день.

Митинг окончен. Забрасываемый цветами, спускается с трибуны трижды Герой Советского Союза. Вот он уже в машине. Но десятки людей протягивают к нему руки с цветами.

С трудом продвигается автомобиль по улицам города. Тысячи земляков приветствуют дорогого гостя.

На высоком тротуаре толпа детей.

– Я тоже когда-то был пионером, – глядя через открытое стекло автомобиля, говорят Александр Иванович. – Здесь, в Новосибирске был пионером.

Все больше и больше людей заполняют улицы. На минуту шофер останавливает машину. Со всех сторон сыплются цветы, несутся приветственные клики.

Трудно передать словами всю силу народной любви к славным сынам Родины, любимым героям...

…Машина свернула на улицу Державина. Здесь живут мать и жена Героя. И тихую улицу нельзя узнать: тысячи людей заполнили ее, окружили дом Аксиньи Степановны.

На минуту летчик заходит в дом, но нарастающий гул голосов возвращает его на крыльцо. Он только успел сбросить кожаную тужурку. На зеленой гимнастерке летчика вспыхивают три золотые звезды.

– Товарищи! – начинает говорить Покрышкин. Но его голоса почти не слышно. Снова крики «ура», снова приветствия.

Кто-то протягивает ребенка с букетом цветов. Кто-то старается пожать руку герою.

Большинство этих людей впервые видит Александра Ивановича. Но благородные дела, бессмертные подвиги сроднили полковника Покрышкина со всем советским народом.



X. ПРОНИНА



(29 сентября 1944 г.)

Счастливого пути, Александр Иванович!


Белые лучи юпитеров расколола вечернюю улицу, осветив тысячи взволнованных лиц. Не отрывая глаз, смотрели люди на высокую трибуну, украшенную красными флагами.

– Товарищи! Митинг трудящихся Новосибирска, посвященный встрече со славным земляком, трижды Героем Советского Союза Александром Ивановичем Покрышкиным считаю открытым, – сказал председатель горсовета тов. Хайновский.

Громкое «ура» волной прокатилось по площади. Оркестры грянули гимн Советского Союза.

Люди разных профессий пришли на митинг. Рабочие, инженеры, студенты и ученые, юные пионеры и глубокие старики с одинаковой радостью приветствовали дорогого гостя.

Слово предоставляется представителю Сибметаллстроя – завода, где когда-то слесарем работал Александр Покрышкин.

В честь приезда знатного земляка коллектив Сибметаллстроя встал на стахановскую вахту и изо дня в день перевыполнял боевое задание. Тысячи изделий даны сверх плана. Свыше миллиона рублей собрали трудящиеся завода на постройку самолета в подарок лично Александру Ивановичу и боевых эскадрилий его славного гвардейского соединения.

– У народа-богатыря родился, возмужал и вырос великий мастер воздушных схваток. Александр Покрышкин воплотил в себе все лучшие черты своего народа: беззаветную преданность Отчизне в несравненное мужество, – сказал тов. Беляк, приветствуя полковника Покрышкина от имени чкаловцев.

– Верный сын Сибири унаследовал от своей земли ширь размаха, стальную волю, беспримерное мужество. Эти качества помогли Александру Покрышкину стать величайшим летчиком мира, завоевать любовь всего народа.

Посещая предприятия города, полковник побывал и на заводе имени Чкалова. Десятками производственных рекордов отвечал коллектив завода на это посещение.

На трибуне начальник цеха тов. Карабан. Коллективу завода, где он работает, двадцать раз присуждалось переходящее Красное знамя ЦК ВКП(б). С гордостью сообщил об этом сталинскому соколу тов. Карабан. В честь приезда Александра Ивановича фронтовые бригады завода показали замечательные рекорды. 27 сентября слесарь Борисов, применив новый вид обработки продукции, выполнил норму на 1513 процентов, посвятив свой рекорд прославленному земляку. 760 процентов выработала фрезеровщица Морозова. На 45 процентов перевыполнила свое задание фронтовая бригада имени Покрышкина в цехе Аленичева. В цехе тов. Ровет бригада Морозова стала инициатором сбора денег на постройку боевой эскадрильи.

«Работать так, как сражается Покрышкин» – стало лозунгом на заводах Новосибирска. Новая волна социалистического соревнования охватила предприятия города.

– Мы будем работать еще с большим напряжением для окончательного разгрома врага, – сказал бригадир комсомольско-молодежной бригады тов. Виноградов.

Митинг превратился в демонстрацию горячей любви и преданности трудящихся города Красной Армии, Родине.

Пламенное слово привета передал от железнодорожников тов. Сычев.

За дни пребывания знаменитого летчика в родном городе значительно улучшилась работа Новосибирского узла: повысилась трудовая дисциплина, увеличилась погрузка, быстрее стали ходить паровозы. Будто новые силы влил летчик Покрышкин в своих земляков.

К микрофону подходит трижды Герой Советского Союза. Он стоит, освещенный прожекторами, спокойный, широкоплечий, с упрямым взглядом голубых глаз, которых больше огня боятся фашисты. Юношей в военной школе он отличался мастерством в стрельбе. И, встретившись с врагом, летчик бил наверняка. Сила мастерства выросла во много крат от пламенной любви к Родине и жгучей ненависти к ее врагам.

– Через несколько часов я улетаю из родного Новосибирска. Фронт зовет меня, – говорят летчик землякам. – Прощаясь, я благодарю вас за теплый и сердечный привет. За время моего пребывания в Новосибирске я посетил многие фабрики и заводы. Я видел, как прекрасно трудятся рабочие и работницы. Много самого необходимого создаете вы для фронта. С огромным напряжением работают на полях колхозники. Велика и их заслуга в войне. Они бесперебойно снабжают фронт всеми видами довольствия, а промышленность – сырьем. Вместе с рабочими и колхозниками честно выполняет долг перед Родиной наша интеллигенция.

Товарищи земляки! Вы много сделали для победы над кровавым врагом. И чтобы скорее повергнуть его в прах, добить его в собственной берлоге, надо еще больше давать для Красной Армии оружия и продовольствия.

Вернувшись на фронт, я передам своим товарищам о ваших героических делах. Я расскажу о том, что мои земляки сибиряки все делают для быстрой и окончательной победы над врагом.

Разрешите выразить уверенность, что рабочие и работницы, колхозники и колхозницы, интеллигенция Новосибирской области и впредь будут надежной опорой фронта.

Товарищи! Я никогда не забуду вашей теплой встречи. Обещаю вам, дорогие мои земляки, драться с врагом жестоко и беспощадно. Драться так, как учит нас великий Сталин. Наша победа близка. И скоро-скоро на этой площади мы соберемся отпраздновать день окончательной победы. До скорого свиданья, товарищи!

– До скорого свиданья! – несется со всех сторон.

– До скорого свиданья! – говорили летчику на заводах-гигантах, в ремесленных училищах, в молодежных клубах.

– Передай ему мое материнское спасибо, – просит старая работница внучку-пионерку. – Передай ему от матери, у которой немец отнял детей, русское сибирское спасибо. Я благословляю его на новый бой.

Недолго гостил в Новосибирске трижды Герой Советского Союза Александр Иванович Покрышкин. Но он сумел на всю жизнь войти в сердце каждого, кто хоть раз видел его. Простотой и задушевностью сумел летчик завоевать всеобщую любовь. И эту любовь сибиряки доказывают не на словах, а на деле.

– Заводы встали на стахановскую вахту и дали большой прирост боевой продукции. Колхозники и колхозницы сегодня в честь вашего приезда организовали областной красный обоз хлеба. Трудящиеся и города, и деревни во время вашего пребывания внесли около трех миллионов рублей на строительство самолетов. Грозная эскадрилья самолетов новейшей конструкция передана в ваши умелые и надежные руки, – от имени всех сибиряков говорит секретарь обкома ВКП(б) тов. Кулагин. – Эта эскадрилья – символ неразрывной связи Красной Армии с народом, символ любви народа к своим героям. Пройдут десятилетия, века пройдут, а народ наш да и все честные люди во всем мире с гордостью будут вспоминать славного сына социалистической страны, великого летчика нашей эпохи. Провожая вас, дорогой Александр Иванович, для участия в последних и решительных боях за окончательный разгром фашистских захватчиков, мы обещаем работать с каждым днем лучше, а вам желаем боевых подвигов. Недалек тот час, когда фрицы в самом Берлине с ужасом будут кричать: «Покрышкин в воздухе!» Желаем вам, Александр Иванович, счастливого пути до Берлина!

Слава родной героической Красной Армии, слава воинам-сибирякам! Слава сталинским соколам! Слава великому Сталину!

Многократное «ура» разносится по площади.

Митинг окончился, но люди еще не расходятся. Каждому хочется еще раз взглянуть на человека, прославившего Сибирь, покорившего небо. Хочется взглянуть на человека, чье имя благословляют от Нью-Йорка до Лондона, от Парижа до Москвы.

Счастливого пути, Александр Иванович!

Пусть ваши глаза будут по-прежнему зоркими, а сердце смелым! Ждем вас со скорой и полной победой?

X. ПРОНИНА



(30 сентября 1944 г.)
Покрышкин покидал родной город. Путь его был на запад, где еще гремела великая война, и отчаянно сопротивлялся враг.

6. Наследник воинской русской славы


В биографии Александра Ивановича Покрышкина есть много удивительных совпадений, казалось бы, совершенно случайных. Но так кажется лишь на первый взгляд. Если вдуматься, это не случайности, а закономерность.

Еще в юности, готовясь стать летчиком, Александр Иванович очень интересовался судьбой Петра Нестерова, одного из первых русских летчиков. Читал о нем все, что удавалось найти и прочитать в то время. Нестеров был для него не просто исторической фигурой, он был для Покрышкина идеалом служения России и русскому небу. И вот во время одной из коротких командировок во время войны, когда он встречался с авиаконструктором С. А. Лавочкиным, тот пригласил его в свое конструкторское бюро и на завод в город Горький, нынешний Нижний Новгород, чтобы познакомить со своим новым самолетом. Лавочкину было очень интересно знать мнение такого боевого и опытного пилота, как Покрышкин. В Горьком навестил Александр Иванович и своего бывшего командира полка Виктора Петровича Иванова, который командовал здесь дивизией противовоздушной обороны. И вдруг оказалось – разве это случайность? – что на одной площадке с Ивановыми живет дочь Петра Нестерова. Александр Иванович был взволнован до глубины души. Расспрашивал Маргариту Петровну о ее отце, перебирал рукописи и чудом сохранившиеся фотографии великого русского летчика. Одну из таких фотографий Маргарита Петровна подарила Покрышкину со следующей надписью: «Дорогому Александру Ивановичу на память от семьи П. Н. Нестерова. А. И. своими героическими подвигами доказал на деле, что любит Родину так же, как и П. Н. Нестеров. М. Нестерова. 21. 1У. 44 г.» Фотографию Покрышкин хранил как одну из самых дорогих реликвий. Так соединились разные времена русской истории. И это уже – закономерность.

И еще одно закономерное совпадение. Город Бунцлау. Здесь, согласно его завещанию, было похоронено сердце великого русского полководца Михаила Илларионовича Кутузова. Военные пути-дороги во время наступления привели Александра Ивановича к этому городу. Покрышкин был к тому времени уже командиром дивизии. Он сразу же приехал к памятнику Кутузову. Фашисты в своей звериной ненависти ко всему русскому, а к русской воинской славе в особенности, осквернили памятник. Александр Иванович тут же отдает приказ – привести все в порядок! И когда порядок был наведен, летчики-гвардейцы провели возле него митинг, возложили венки, а над самим памятником на низкой высоте прошли истребители, отдавая почесть великому русскому полководцу и русской истории.

Таких фактов можно было бы привести еще много. Но дело не в перечислении, а в сути: Александр Иванович Покрышкин был плоть от плоти наследником славных традиций русского воинства, для которого главным делом жизни были не ордена и почести, а защита Родины. Недаром многие однополчане в своих воспоминаниях не раз повторяют фразу Покрышкина, которая им хорошо запомнилась: «Я не за ордена воюю, а за Родину».

В нем был дух героев Куликова поля Осляби и Пересвета, дух великого Суворова, дух отчаянного гусара, партизана Отечественной войны 1812 года Дениса Давыдова, дух героев первой мировой войны генерала Брусилова и летчика Петра Нестерова... Он олицетворял собою лучшие черты русского воина. И шел он в Европу, прорываясь сквозь огонь и смерть, не как завоеватель, а как освободитель.

Но враг еще был силен, он отчаянно сопротивлялся, он еще мечтал повернуть ход войны в свою пользу и поэтому не хотел сдаваться. Его нужно было уничтожить, добить до конца.

Висло-Одерская операция началась в январе 1945 года. 9-я гвардейская авиадивизия, которой командовал Александр Иванович Покрышкин, прикрывала 3-ю гвардейскую армию П. С. Рыбалко, 5-ю гвардейскую армию А. С. Жадова, 4-ю гвардейскую танковую армию Д. Д. Лелюшенко. Танкисты, надежно прикрытые с воздуха, смело уходили в рейды, буквально вспарывая вражескую оборону. Война теперь катилась по той земле, откуда она пришла в нашу страну. «Поднявший меч, от меча и погибнет!»

Отступая, фашисты взрывали и приводили в негодность все, что могли, в том числе, конечно, и аэродромы. Груды бетона, изуродованные воронками взлетные полосы – вот что видели наши летчики.

Александр Иванович, не зная покоя, метался на своей машине по окрестным полям и населенным пунктам, но ничего подходящего найти не удавалось. В одной из таких поездок, находясь в машине вдвоем лишь с водителем, он натыкается на фашистов, которые пытались вырваться из окружения. Только чудом удалось проскочить – выручила, как и в воздушном бою, скорость.

И все-таки комдив нашел решение! Как всегда, совершенно неожиданное и простое до гениальности.

Аэродромные службы, получив приказ Покрышкина, быстро сворачивают свое «хозяйство» и куда-то уезжают. Летчикам о своей задумке комдив ничего не сказал, они лишь получили приказ – готовиться к перелету на новый аэродром. Покрышкин на своем самолете взлетел первым, сделал круг и взял курс – на запад. Следом за ним поднялась и вся дивизия. И вдруг летчики получают по радио команду: «Садиться на автостраду Бреслау – Берлин!»

Да, именно на автостраду, как и придумал Покрышкин. А происходило это под самым Берлином, где шли еще яростные, ожесточенные бои. Да, конечно, неимоверный риск, но риск, как и всегда у Покрышкина, тщательно просчитанный и оправданный. Позднее в своих воспоминаниях Александр Иванович напишет: «Захожу на посадку. Подо мной узенькая лента бетона шириной не более девяти метров. Размах же крыльев самолета двенадцать метров и разнос шасси – четыре. Рискованно, но садиться надо... К середине дня более ста двадцати самолетов сели на дорогу. Ни одного ухода на второй круг, ни одной грубой посадки и поломки. Думаю, что в истории авиации еще не было случая посадки боевых самолетов на дорогу шириной девять метров. Смелость и риск – черты характера, присущие настоящему истребителю. Уверенное перебазирование на этот «аэродром» показало наличие этих качеств у летного состава нашей дивизии. С такими летчиками можно творить чудеса... Разумный риск – спутник победы. И в будущем он себя оправдал. Мы успешно прикрывали с воздуха танковую армию Рыбалко. Не раз спасали танкистов от штурмовок «юнкерсов».

В своих воспоминаниях Александр Иванович, как всегда, точен. За одним лишь исключением. Не написал, что посадку на автостраду он совершил первым, и летчикам об этом сообщили. А раз комдив, «батя», сел, значит и мы должны...

Две недели, а в скоротечной боевой обстановке это немалый срок, фашисты так и не могли обнаружить «секретный аэродром» русских, хотя посылали на разведку самолеты и даже диверсантов-парашютистов. Дивизия Покрышкина продолжала добивать кровожадного фашистского зверя в его же логове.

5 мая 1945 года Александр Иванович Покрышкин вместе со своим ведомым, к слову сказать, тоже сибиряком, Г. Голубевым, побывали в Берлине возле поверженного, разгромленного рейхстага и расписались на его стене. А через несколько дней, 9 мая, Голубев собьет над Прагой немецкий бомбардировщик – последний фашистский самолет во время Второй мировой войны.

Победа!


А затем был приказ Верховного Главнокомандующего И. Сталина:

«В ознаменование победы над Германией в Великой Отечественной войне, назначаю 24 июня 1945 года в Москве на Красной площади парад войск Действующей армии, Военно-Морского флота и Московского гарнизона, – парад Победы...»

В тот день моросил мелкий дождь. Но что значит дождь по сравнению с таким великим событием! Сердца тысяч людей бились, казалось, как одно сердце великой страны, которая одержала Победу в невиданной по своей жестокости и масштабам войне, сломала хребет самому страшному чудовищу двадцатого века – фашизму.

Статный, красивый, мужественный полковник с тремя звездами Героя Советского Союза на парадном мундире крепко, словно штурвал боевого истребителя, держал в руках штандарт 1-го Украинского фронта. Это был Александр Иванович Покрышкин, парень из нашего родного города Новосибирска.


Лекция
Лекция
Лекция
Лекция
Лекция
Лекция
Лекция
Лекция
Лекция
Лекция
Лекция
Лекция
Лекция
Лекция
Лекция
Лекция
Лекция
Лекция
Лекция
Лекция
Лекция
Лекция
Лекция
Лекция
Лекция
© 8712.ru
Образовательные документы для студентов.